Сергей Бахнэ, выпускник 2019, преподаватель | Компания FALT Family | Текст #242646
#242646: Сергей Бахнэ, выпускник 2019, преподаватель
Сегодня мы хотим внести изменения в наш цикл интервью и предложить Вам интересный рассказ Сергея Бахнэ о своем поступлении в МФТИ. Сергей - выпускник ФАЛТ 2019, в настоящее время работает преподавателем кафедры компьютерного моделировния и вычислительной математики. Текст был написан в июне 2019, автор делится своими мыслями шестикурсника, оглядываясь назад на тот путь, в котором он стал частью Физтеха.

Уважаемые проверяющие-читатели, некоторые из описанных событий произошли слишком давно и могли быть изменены и гиперболизированы из-за детского восприятия мира автором на тот момент. Хочу акцентировать ваше внимание на то, что между главным героем сего повествования и автором существует огромная разница, поэтому относитесь к нему и ко всем описанным личностям как к литературным героям. Некоторые имена будут опущены или изменены. Просьба: не относиться к изложенному материалу как к документальной хронике, потому что всё произошедшее прошло сквозь подсознание автора и является фрагментом его собственной Вселенной.

Часть первая. До ФАЛТа

Начало

Хочется начать с вопроса, который я себе задаю уже не первый год, думаю, что и вы его себе когда-то задавали: может ли человек, не обладающий талантом в определённой области, достичь в ней высоких результатов упорством и трудолюбием? Говоря о том, что труд может из калеки сделать спортсмена, многие бы привели здесь пример Микеланджело, который из бесформенной монолитной массы вырезал статую Давида, нельзя поспорить, действительно, совершенно-обычная бесформенная масса превратилась в шедевр ренессанса, могу лишь добавить, что монолит был достаточно больших размеров, что уже выделяет его из груды камней. В строительстве, каким бы современным и технически совершенным не был ваш небоскрёб, он вряд ли устоит на неглубоком фундаменте. В этом плане поучительна история строительства монастыря на реке Арджеш. Суть в том, что одного труда мало, нужны правильная почва и самопожертвование ремеслу. Признаюсь, я сам до подачи документов не знал о физике совершенно ничего, да и таланта в этом предмете у меня не обнаружилось, так что фундамента у моего небоскрёба вовсе не было, но не опускать же теперь руки?! Теперь только из чувства протеста к этой догме и здорового любопытства стоит закончить МФТИ и узнать: можно ли одним трудом и задетым самолюбием добиться высоких результатов.

Ну а теперь пришла пора начать рассказ:

Per aspera ad astra1

Давным-давно в далёкой-далёкой стране, а точнее 2-го сентября 2004 в лицее имени А. Кантемира города Кишинёв (да простят мне физтехи склонность к аппроксимации), ведомый за руку старшим преподавателем по старой кованной винтовой лестнице, наш герой спускался на первый этаж старинного корпуса начальной школы. Страх сковывал руку вместе с правой частью груди, а удары каблуков по металлическим ступеням создавали эхо, доносившееся из дальнего пустого и мрачного как всегда холла с колоннами. Оба остановились перед массивными обитыми деревом дверьми. Старший преподаватель постучал дважды, и из распахнутой двери в коридор вышли свет, тени, а потом и сам преподаватель начальных классов.
- И. В., вот ваш новый ученик.- сказал старший преподаватель.

- Так откуда он, Т. М. ? – со змеиной улыбкой поинтересовалась И. В.

- Криуляны, небольшой городок на берегу Днестра.

- Мальчик из деревни…- прошипела И. В. – Как его зовут?

- Меня зовут Серёжа.

- Ну что ж, ты опоздал, Серёжа, пошли в класс, не стоит задерживать Т. М. – сжимая в руках брелок в виде ядовитого паука, сказала И. В.

В классе было тихо, несмотря на то, что из 26 присутствовавших учеников 20 были мальчишками. В прочем ничем, кроме тишины, этот класс не отличался от всех остальных.

- Дети, это Серёжа, мальчик из деревни, он будет с нами учиться – смакуя только что выплеснутый яд, заулыбалась И. В. – Садись вон за ту парту.

В этой всеобщей доброжелательной атмосфере в другом городе без родителей, получая хорошие оценки по всем предметам, которые не вела И. В., провёл не самый плохой год своей жизни Серёжа. Злоупотреблять дружелюбием и добротой одноклассников не приходилось, «спасибо, что живой остался».

1 «через тернии к звёздам» - любимый девиз А. Г. Денисова, преподавателя истории в МФТИ, авторство высказывания, возможно, принадлежит Сенеке.

Стоит сказать, что однажды весной Серёжа занял 2 место на столичной олимпиаде по математике, обойдя всех на районной, но оценка по математике за год оставляла желать лучшего.



Июнь 2007-го, город Криуляны, берег Днестра.

Был самый обычный летний день – раскалённый песок норовил обжечь каждого, кто его потревожит, люди, словно выброшенные на берег медузы, валялись на покрывалах, наклонившиеся по берегам ивы, точно африканские антилопы на водопое, щекотали ветвями медленно текущий Днестр. Только маленькие детки у берега нарушали гармонию сонного царства, но мы переместимся на одно из покрывал под тенью деревьев.
- Мама, я больше не хочу учиться в Кишинёве, – сказал Серёжа – Я устал! – и бросил плоский камень в воду, который вопреки ожиданиям пошёл ко дну.

- Серёжа, мы лишь хотим дать тебе лучшее образование. – со вздохом начала мама – Думаешь, нам нравится каждый раз отправлять тебя в дорогу? – сделав паузу и проведя рукой по покрывалу рядом с собой, продолжила – Нет, нам с папой было бы гораздо легче, если бы ты учился здесь, ближе к нам.

- Всё равно! Я не хочу и не буду, они меня ненавидят, и за три года это чувство стало взаимным, – и следующий камень сделал один прыжок, прежде чем пропасть в безучастных водах Днестра.

- Ну хорошо, ты вернёшься в свою старую школу. Только вот скажи мне, ты уже думал, куда ты будешь поступать дальше?

- В Кишинёв точно нет, я хочу в Россию!

- В России у тебя возникнут проблемы, ты же иностранный гражданин, а иностранные граждане чаще всего учатся за счёт личных средств, да и не в любой институт можно.

- Но я же русский!

- Последний русский, – ласково улыбнулась мама – Паспорт у тебя молдавский, и тут неважно на каком языке ты говоришь, с какой культурой и этносом себя отождествляешь, кем были твои предки и какое у тебя мировоззрение. Важно, что по документам ты гражданин суверенной и независимой республики Молдова.

- Но здесь нас все называют русскими, а там мы получается молдаване, я не понимаю!

- Серёжа, мы народ без родины, мы никогда не станем здесь молдаванами, а там русскими. К сожалению, наши правители используют древний принцип «Разделяй и властвуй», разбивая единый народ на несколько национальных меньшинств и подогревая ссоры между ними. Ты должен понимать, что в любом этносе есть плохие и хорошие люди, причём лучше искать хорошее в людях, плохое всегда само всплывает на поверхность. Серёжа, ты не должен становиться ни на чью сторону в этих спорах, потому что ссора между одним народом может привести только к гражданской войне, а в ней не бывает победителей, виноватых и справедливых. Что ж, перейдём к делам грядущим, куда именно ты хочешь поступить?

- В МГУ!

- Воистину, «хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах», а на кого?
- Не знаю, мы просто с дядей были на Воробьёвых горах, мне само здание понравилось – высокое, – и его взгляд невольно устремился к верхушке одинокого тополя, находящегося на противоположном берегу реки.

- Ну теперь всё ясно, я уже подумала, что ты вырос. Тебе только предстоит найти свой путь. Главное, Серёжа, определись, что именно тебе нравится, к чему есть склонность, чтобы не прожить потом всю жизнь, занимаясь делом, которое тебе не по душе.

- Мне многое нравится – математика, история, кино, шахматы, литература, медицина.

- Да, но человек не может заниматься всем и сразу, только греческие философы и архонты могли изучать все науки, а сейчас идёт более узкая специализация, и чтобы стать профессионалом в каком-либо деле надо нырять глубоко, а не мочить ноги во всех водоёмах. Не в последнюю очередь тебе следует подумать и о том, за счёт чего ты собираешься себя содержать. Увы! Родители не вечны, – произнесла мама и посмотрела на сына своими живыми голубыми глазами, которые так не сочетались с её усталым выражением лица.

Тем временем солнце уже погружалось в русло реки, напоминая мамины слова о том, что «надо нырять глубоко». Люди потихоньку переставали «ловить дупля», песок начал остывать, и только ивы оставались непоколебимы в своём решении, взбаламутить Днестр.

20-ые числа декабря 2011 года, Раменское, Московская область

Шёл самый обычный зимний день – снега высыпало много, но наши азиатские братья в оранжевой униформе довольно быстро с ним справились. Вокруг дома было достаточно тихо – слева и спереди полным ходом шла стройка, сзади гремели поезда железнодорожной станции, благо остановка в 300 метрах от дома, а в целом было действительно тихо – не было взрывов, запусков фейерверков, пьяного ора бездомных и даже перфораторы на стройке, казалось, работали чуточку тише. Все готовились к праздникам. В магазинах толпились люди, гирлянды всех цветов украшали центральные улицы, ёлки и даже некоторые машины. Всё шло своим чередом. В гостиной квартиры 8-го этажа возле дивана на белоснежном пушистом ковре лежал, сомкнув веки, тяжело дыша, переваривая очередную подачку с обеденного стола, не менее пушистый золотистый ретривер по кличке «Цезарь» (не как салат, а в честь римского диктатора, умершего в 44 году до Рождества Христова). На диване сидели мать и сын, увлеченные беседой, в которой временами принимал участие Цезарь, хотя, по большей части, он был искусным слушателем.

- Серёжа, ты уже знаешь, что скоро у тебя будет брат, тебе придётся смириться с тем, что ты станешь неединственным ребёнком в семье, также мы решили с папой переехать в более просторную квартиру в Жуковском. Мы хотим, чтобы ты жил с нами, после окончания школы в Криулянах, – мать положила свою руку на его плечо.

Осознав, что все пути к отступлению отрезаны, Серёжа заинтересовано спросил:

- А в Жуковском есть институты?

Воодушевившись, мама ответила:

- Да, и не один. Я посмотрела несколько и решила, что ты можешь поступить в МФТИ.

- М-Ф-Т-И? – растерявшись, переспросил Серёжа.

- Московский Физико-Технический Институт! – произнесла мама с интонацией Наполеона, обращающегося к своей гвардии у подножья Египетских пирамид.

Ещё не до конца придя в себя, Серёжа с искренним любопытством продолжил:

- Но я никогда не любил физику, а там математика хоть есть? Он вообще сильный?

- Думаю, что есть. На сайте сказано, что его основателями были Ландау и Капица.

- Кто это?

- Учённые, нобелевские лауреаты. Капица был учеником Резерфорда, слышал о таком?

- Кажется, был в таблице Менделеева такой элемент. Ну мы посмотрим, если русская община предоставит квоты для поступления в этот МФТИ, то я подам документы. Пусть будет, всё равно ничего не потеряю.

- Мне сказали, что он считается престижным вузом, но там трудно учиться. Правда, есть одно но, – не разжимая губ, улыбнулась мама.

- Какое?

- Ну мои знакомые не очень лестно отзываются о студентах МФТИ.

- Это как?

- Мы как-то гуляли вместе и увидели группу людей идущих по другой стороне дороги, и одна из знакомых сказала: «Смотри, физтехи куда-то идут». «Верно» - подхватили остальные. Ты знаешь, у меня плохое зрение, я не разглядела, чем они так отличаются от нормальных людей, но похоже, что отличаются, раз их так легко заметить.

- Что-то я стал сомневаться в правильности этого выбора, – с долей иронии произнёс Серёжа.

- Перестань, вряд ли ты сильно изменишься, тем более мы будем за тобой следить.

- УРрр-рр. – сказал Цезарь, подводя итог нашему разговору.

С тех пор меня невольно стал мучить вопрос: чем же так отличаются от остальных физтехи? Приходили абсурдные версии, что они все в очках, или хрупкого телосложения, или подвержены различным дефектам. Сейчас, спустя время я могу лишь сказать, что в основной своей массе их лица обременены интеллектом, а ещё они знают, что в космосе нет звука, а в остальном такие же люди. Один из преподавателей с нами поделился, что на одну из годовщин выпуска их научный руководитель после продолжительного застолья предложил проверить, кто из присутствующих настоящий физтех, путём решения нестандартной физической задачи на нетрезвую голову. Вот этим и отличаются, наверное, физтехи.

Весна 2013-го года, Молдова

«Ведь вся история страны – история одной болезни»

Вот и подошли к концу школьные года. Прощайте! Я точно по вам скучать не буду. Процесс поступления начался, примерно, в марте. Как правило, в конце марта формируется список квот для поступления иностранных граждан в вузы РФ, но в этом году это случилось в конце мая. Перед этим надо сказать пару слов о «макулатуре» – оформление бумажек процесс объёмный по времени и скучный, надо посетить сотню инстанций, чтобы получить какие-то бумажки, которые нужно отнести в другие инстанции. Создаётся впечатление, что чиновники экономят на курьерской доставке, передавая друг другу документы через посетителей. Не буду утомлять читателя историями о больницах, очередях и надменных чиновниках. Перейдём непосредственно к сути: мне удалось подать документы в Российский Центр Науки и Культуры, но на конкурсе заявок проиграл человеку, выступавшему на международных олимпиадах. Правда, не понимаю до сих пор, почему человек с дипломами международной олимпиады поступает через РЦНК, когда может напрямую получить по 100 баллов в МФТИ и не занимать чужое место. Разочаровался страшно! Решил – судьба и подал документы по аналогичной квоте в МГИМО. После чего успешно сдал экзамены для получения диплома. После всех испытаний осталось самое худшее – ожидание.



20 июня 2013, город Криуляны

День был настолько жарким, что было принято волевое решение - не вставать с кровати. Цезарь относительно себя принял ещё более жёсткие меры – просыпаться только, чтобы попить. В воздухе царила атмосфера страха, надежд и переживаний. Все знали, что сегодня должны позвонить с результатом из министерства. С целью отогнать дурные мысли, Серёжа занял себя компьютерными играми. Говоря откровенно, причины играть были всегда, правда, их часто было трудно найти. Пару раз мама пыталась завести разговор, но он сводился к поступлению, и поэтому молчание было единственно-верным решением. Около двух часов дня в абсолютно полной тишине раздался звонок, который вмиг усилил напряжение до предела, казалось, что воздух взорвётся. Серёжа дотянулся до тумбы и поднял трубку:
- Алло, Здравствуйте, это Сергей.

- Алло, Сергей, это МИД. Мы хотим вас поздравить, вы выиграли конкурс аттестатов и теперь можете оформлять документы в МГИМО, мы вышлем данные, ещё раз поздравляем.

- Спасибо… огромное! – единственное, что мог произнести Серёжа, он сдерживал себя, чтобы не заорать от счастья.

- До скорого.
- До свидания.

Вместе с трубкой упало и напряжение, но кричать уже не хотелось. Мир ожил! И звуки, обгоняя друг друга на поворотах коридора, ринулись в комнату.

- Я поступил! - звонко произнёс Серёжа, чтобы все в доме развеяли свои сомнения и осознали этот факт. Через минуту на его голову уже сыпались поздравления, пожелания, напутственные речи, но Серёжа уже ничего не слышал, он был далеко от Земли. Потеряв связь с реальностью, Серёжа парил в собственном мире, где законы природы уступали своё место полёту фантазий. Он уже был в Москве, нет, он был не в Москве, а скорее в МГИМО, правда, МГИМО было похоже на МГУ. Мгновение спустя Серёжа был уже дипломатом, скорее консулом, он представлял Россию на саммите, слева от него сидел Чуркин, а справа Лавров. Не могу сказать, сколько продолжалась игра больного воображения, но в один прекрасный момент невесомая нить, связывающая с реальностью, превратилась в толстый закрученный в виде спирали телефонный провод, и грянул звон. Второго звонка никто не ожидал, он был не нужен. Серёжа поднял трубку и приготовился слушать:

- Алло, это Сергей?

- Алло, да, здравствуйте.

- это снова МИД, видите ли, тут появился ещё один участник и у него грамот больше чем у вас. Мы решили ещё раз собрать комиссию и пересмотреть вашу и его анкеты. Так что пока не связывайтесь с МГИМО, – с толикой сожаления произнесла сотрудница МИД.

- Простите, но я не совсем вас понимаю. Срок подачи документов истёк 10 дней назад, как он мог сейчас появиться? – спросил в полном недоумении.

- Дело в том, что он подал заявку тогда, а сегодня узнал, что не проходит, потому что у вас с ним одинаковый балл, а у вас есть грамоты. Он заявил, что не знал, что можно приносить грамоты с олимпиад, так как об этом ничего не говорилось на сайте. На сайте этого, действительно, нет.

- И что сейчас будет?

- Ну мы заново всё посчитаем, но у него грамоты получше будут. Я думаю, что вам надо думать о других вариантах поступления. Всего хорошего.

- До свидания.

Я долго думал, как передать ощущение, которое тогда испытывал наш герой, когда жизнь, бессовестно улыбаясь, обнимает, а потом бьёт тебя в пах, когда придавленный шаром земным к катку мироздания ты оказываешься на обочине Вселенной, погрузившийся в пустоту. Но, вдруг, чья-то рука, схватив Серёжу за плечо, потянула прочь от роковой бездны.

- Серёжа, будь сильным! Силён тот, кто достигает всего усердным и кропотливым трудом, кто «в сотый раз готов начать с начала», кто благодарен судьбе, справедлив к себе, благосклонен к ближним и милосерден к врагам, кто не стыдится своих поступков и встречает смерть с улыбкой.

Очистив сознание, с некоторым равнодушием Серёжа спросил:

- Но что теперь делать?

- Как что? Поступать в МФТИ! Узнавай, когда у них проходят экзамены, и поезжай в Москву. Я думаю, тебе придётся позаниматься дополнительно, особенно, физикой. Этим всем займёшься завтра, а сегодня отдохни, – заявила мама с таким видом, как будто это был очевидный факт.

Через час Серёжа уже был на берегу Днестра. Он представлял себе, что жизнь как река движется в одном направлении, и вода в ней всегда обновляется. У реки на своём пути к морю есть множество коварных поворотов, резких спусков и препятствий, опасны они для начинающих пловцов и гребцов. Не одну сотню людей унесло течение прочь, но не Серёжу, он любил плавать и делал это неплохо, и раз уж его река не течёт там, где нужно, пришла пора самому менять русло!

3 июля 2013, аэропорт Домодедово

Самолёт как всегда прилетел быстро, а приземлялся долго. Странная вещь, но совершенно незнакомые люди, сидящие рядом в самолёте, могут интересоваться планами друг друга, вести беседу и обмениваться совершенно ненужными друг другу фактами из собственной биографии. Многие из нас не интересуются так своими родными – родителями, бабушками. Почему же мы тогда общаемся в самолёте, поезде, автобусе? Получается, есть какая-то потребность в общении. Представьте, что вы два дня ни с кем не говорили, не писали письма и прочее. Лично мне страшно, очень страшно. Человек – существо социальное: «лучше быть одноногим, чем быть одиноким». Так вот самолёт садился, а два пассажира вели беседу:

- Так вы собираетесь поступать? – спросила полная женщина, пытаясь в очередной раз поудобнее сесть в кресло.

- Да, собираюсь, – твёрдо, удивляясь самому себе, ответил Серёжа.

- А куда? – с добрым любопытством поинтересовалась попутчица.

Отринув последние сомнения, Серёжа отчеканил:

- В МФТИ.

- Никогда не слышала.

- Московский Физико-Технический Институт.

- Скучная вещь – ваша наука, – потеряв интерес к беседе, выдохнула она.

- Ну математика мне всегда нравилась, а физику думаю, выучу.

- Удачи.

- Кажется, нам пора выходить. Спасибо, вам тоже.

Серёжа быстро схватил свою сумку, попрощался с экипажем, миновал коридор и быстро поднялся на эскалаторе, рассчитывая оказаться в очереди одним из первых, но он был не одинок, так думали многие. Всё равно это лучше, чем быть ещё дальше и теперь точно никуда не спешить. Через 10 минут он уже протянул свой паспорт.

- Цель прибытия? – механически спросил сотрудник паспортного контроля.

- Поступление.

- Куда?

- В МФТИ.

- Никогда не слышал.

- Московский Физико-Технический Институт, – с каждым разом, теряя энтузиазм, повторил Серёжа.

- Ладно, проходите. Удачи в поступлении.

- Спасибо большое.

После получения багажа Серёжа прошёл, отбиваясь от «ненавязчивых» и «бескорыстных» водителей такси, готовых за «гроши» вести тебя на край света, к условленному месту встречи с отцом.

Условленное место, 3 часа спустя

Многие люди ненавидят ожидание не потому, что им не терпится поскорее завершить дело, а потому, что им нечем себя занять в процессе ожидания. Слава богам, что в наш век существуют мобильные телефоны, планшеты и прочие средства развлечения, а то жертв было бы намного больше. Я же, если и попадаю в такую ситуацию, занимаю себя мыслями. Я могу думать часами о вечном, грядущем, насущном, копаться в себе, в других, заново переживать некоторые моменты жизни и всё это анализировать. Поэтому 3 часа превратились в 40 минут по ощущениям. Из толпы людей появилась, неспешно шагающая, фигура отца.

- Здарова! Как ты добрался?

- Привет папа, добрался нормально, вот только думал, что уже не дождусь. – спокойно произнёс Серёжа, но было понятно, что это был упрёк.

- Ну прости, пробки – это Москва! – попытался оправдаться отец.

Во все времена у Москвы были различные символы: белый камень, Кремль, Мавзолей, Метро, ГУМ, Красная площадь. Теперь этим символом стали пробки, потому что без пробок её уже и представить себе нельзя. Когда-нибудь в краеведческом музее будут показывать, как образовалась первая пробка, будут водить экскурсии по стоячему МКАДу и вдоль всех шоссе, ведущих из города. Некоторое время они ехали молча, так как семейные банальности обсудили по пути к парковке. Сказывались 5 лет раздельного существования: каждому было тяжело начать разговор. В конце концов, отец нарушил молчание:

- Слушай, я так понял, что ты можешь выбрать только один вуз для поступления?

- Да, пап.

- А если не получится, то больше никуда подать нельзя?

- Не успею, сроки везде.

- Плохо, а в Молдове успеваешь, если что? – оторвав взгляд от дороги, спросил отец.

- Нет, не успеваю.

- Что тогда будешь делать? – в голосе было слышно нарастающее беспокойство.

- Все мосты сожжены. Буду поступать.

- Вот так и всё?

- Да вот так.

- А куда?

- В МФТИ.

- Что это? Московский…

- Физико-Технический, – бессознательно закончил Серёжа.

- Так ты же физику не знаешь! – рассмеялся отец.

- Значит выучу. – прозвучала будто высеченная в камне фраза.

- Выучит он. Вот папка найдёт тебе репетиторов, тогда, может, и выучишь.

- Спасибо пап, но нужно быстрее, потому что физика первый экзамен, 10 числа вроде.

- Хорошо, завтра поедем подавать документы, а потом сразу учить.

В следующий момент мы въехали в город, который стал неотъемлемой частью моей жизни. В тот же день началась работа над фундаментом.

В день подачи документов мы выехали рано, чтобы попасть в Долгопрудный днём. Завтрак, приготовленный папой, был обилен. Зная, о моём приезде, он подготовился заранее и, поскольку к трапезе в нашей семье относятся очень серьёзно, сделал её максимально приятной. Как и все иностранные граждане, мы подтвердили статус соотечественников, подали документы и получили расписание экзаменов. Больше тут добавить нечего, рутинная процедура, требующая терпения и самообладания в общении со всеми участниками этого процесса. В Жуковский вернулись под вечер, и папа принялся обзванивать знакомых в поисках репетиторов, так как во время подачи документов нам объяснили, что экзамены в МФТИ будут не из лёгких.



5 июля 2013, Жуковский

Ещё вечером Серёжа скачал с сайта МФТИ варианты экзаменов прошлых лет, и в 11 утра его ждал первый репетитор. Это был студент старших курсов МФТИ, который сразу сообщил, что будет брать за занятие 2000 рублей, хотя программы подготовки у него не было, но что делать? На носу экзамен. Сказать, что занятие прошло плохо – ничего не сказать. Студент сразу отбросил в сторону предложенные задачки на механику и стал решать на оптику. Вначале он решал их сам, потом пытался объяснить, уточнял в справочниках формулы, поправлял сам себя, потирал кольцо, дизайн которого знаком любому поклоннику романа Дж. Р. Толкиена «Властелин колец», а время шло. После расчёта он сказал, что повторит незатронутые разделы и будет более компетентен в следующий раз. Выходя из аудитории, Серёжа чётко знал, что следующего раза не будет, хотя и не возразил. На 6 часов вечера была назначена ещё одна встреча. Серёжа надеялся, что этот репетитор будет совершенно другим. Без десяти шесть позвонили в домофон:
- Здравствуйте, Д. В. – преподаватель физики.

- Здравствуйте, проходите.

Через пять минут в гостиной человек средних лет, скромно одетый, своим звонким менторским голосом уже давал различные задачки на определение уровня знания физики. Он согласился приходить сам и попросил 500 рублей за полтора часа. Через полчаса он заключил:
- Достаточно Сергей, я уже понял, с чего нам надо начать.

- И как Вы думаете, у нас есть шансы? – в надежде спросил Серёже.

- Я думаю, что шансы есть всегда. Вы, главное, старайтесь и решайте побольше, вот Вам задачи, постарайтесь сделать до завтра всё. «Страна ждёт от Вас подвига». Удачи!

- Спасибо большое. До свидания.

- До завтра. – попрощался Серёжа, также уверено, как утром распрощался со студентом.

Д. В. был полностью уверен в поступлении Серёжи, ни одна мышца его лица не выдавала ни капли сомнения. Эта уверенность распространилась и на ученика. Задача была сложной – за неделю освоить школьный курс физики и изучить физтеховские задачи, но мотивация была бешеная. Кроме того, приходилось ещё готовиться и к математике. Правда, если Д. В. вселял колоссальную уверенность, то репетитор по математике доводил до разочарования в жизни:

- Сергей, вы хотите вот так просто поступить в МФТИ? У вас недостаточно знаний, вы медленно думаете, ещё медленнее решаете. – самодовольно бросила эстетически прекрасная, с точки зрения эпохи возрождения, дама.

- Я стараюсь. – спокойно произнёс Серёжа.

- Одного старания мало, тут люди годами готовятся, ходят к нам в ЗФТШ, а вы приехали из Молдовы и решили, что сейчас возьмёте и поступите. Такого не бывает.

- И что вы мне посоветуете?

- Вас спасёт только чудо на экзамене. Лучше вам поступить на мехмат в МГУ, у них всегда есть свободные места. Планка пониже, но и проще. – заулыбалась всеми складками своего лица преподаватель математики.

- Поздно, я уже подал документы. Либо я поступлю на физтех, либо не поступлю вообще. Давайте решать.

Прошла целая неделя «военных действий», шла жестокая война с незнанием и ленью, и вот настал момент истины – первый экзамен, который в одночасье мог поставить крест на мечте, но нельзя было проявить слабость. На любой войне всегда существовали свои герои, которые совершали подвиг, подвиг во имя человечества, искренней веры, бескорыстной любви, настоящей дружбы и чести, во имя «Родины и Сталина». Подвиги бывают разные – подвиг тружеников тыла во время ВОВ, подвиг калеки, который каждый день пытается встать на ноги, подвиг матери, ухаживающей за больным ребёнком. Когда ты сомневаешься сделать что-то стоящее по причине страха, лени, неуверенности в себе, подумай, что бы на твоём месте сделал Багратион и все остальные герои. Нельзя идти на компромисс со своей совестью, и не в коем случае нельзя заставлять это делать других.



Первый экзамен, город Долгопрудный

Серёжа с отцом встали в 5 часов утра. Дорога была на удивление пустой, чаще попадались автопоезда и грузовые машины, специальная техника и фургоны, но город не спал. К месту добрались ещё в 7 утра, поэтому пришлось ждать в машине. К девяти в холле стали собираться абитуриенты, их было много. Знакомые группами заполнили углы, незнакомые прохаживались вдоль коридоров и невольно слушали разговоры первых. Были азиаты, прибалты, молдаване, украинцы и многие другие. Некоторые задавали вопросы, но на каждый вопрос было как минимум два разных ответа, и каждый считал свой ответ правильным. Начались споры, которые нервировали и без того волнующегося Серёжу. Спорщики выглядели уверенно, они абсолютно верили, что окажутся правы, если громче произнесут свою версию. Самые настырные доставали ручки и с маниакальным рвением принимались уничтожать молчаливо-белую чистоту бумажного листа. Ярче всех выступал плотный высокий юноша, кажется, из Тамбова, его бас перекрывал версии остальных и почерк у него тоже был крупный как он сам. В дальнем углу интеллигент из Санкт-Петербурга был увлечен своим мобильным телефоном и в спорах не участвовал, также молодая пара, неперестающая соприкасаться, не обращала внимания на происходящее. Серёжа наблюдал на всё со стороны. Все остальные принимали сторону одного из ораторов и хором пытались победить в споре. Всё это вызывало отвращение в душе Серёжи, но больше всех бесил одетый в светло-голубую футболку и шорты хоббит, который в отличие от собратьев ходил не босиком, а в пляжных тапочках. Он обладал очками в толстой чёрной оправе и такими же чёрными густыми как джунгли волосами. «Строитель нор» был уверен в себе и своей версии настолько, что казался гигантом рядом с юношей из Тамбова. Он говорил наставническим тоном, разъясняя все пункты и шаги, указывал на ошибки и заблуждения других и просто сиял уверенностью и непогрешимостью. Хуже того, он оказался прав. Чем вызвал ещё большее отвращение у Серёжи. Спустя какое-то время в холл вошёл Рудых и пригласил всех абитуриентов в читальный зал, где и проходил письменный экзамен по физике, состоящий из пяти задач на разные области физики. Конечно, нельзя никому желать провалиться, тем более способствовать этому. Многие люди скажут, что они всегда рады успехам своих друзей и знакомых, но вот представьте себе ситуацию: Вы и Ваш знакомый пишите вступительный экзамен. Во время экзамена Ваш друг обращается к Вам с просьбой показать, как решается определённая задача. Естественно, большинство дадут списать, а в конце выясняется, что Ваш знакомый набрал на 1 балл больше чем Вы и поступил, а Вы нет, и больше людей с таким баллом как у Вас нет. Так сколько человек на месте этого несчастного останутся рады за приятеля? Скажу честно – я не из их числа, да и многие думаю тоже. Поэтому, когда друзья борются за один приз, они становятся соперниками, а иногда врагами. В любой борьбе есть проигравший и победитель. Нельзя сыграть с жизнью вничью. В общем, экзамен длился долго, и было о чем подумать. Серёже сначала всё показалось безумно-сложным, потом он напомнил себе слова Д. В. о том, что «народ ждёт от него подвига», и начал понемногу распутывать Гордиев узел. Когда время истекло, Серёжа успел написать свои размышления по всем задачам, доведя три из них до ответа. Чтобы не слушать версии по задачам остальных абитуриентов, он быстро покинул здание и уже через 15 минут выехал из города Долгопрудный. Позади оставались длинные колоны автомобилей, километры дороги и всё та же плохая погода. Всему виной этот самоуверенный Хоббит, который сдал одним из первых и, явно, был доволен собой. Впереди ждали новые тернии, которые так густо растут на тропе человеческой жизни.

День оглашения результатов экзамена по физике

Этот день, казалось, был важнее чем день экзамена. В доме опять была тишина. Все ждали, когда на сайте появятся результаты. Серёжа обновлял страницу каждые пять минут, может быть, даже каждые две, и вот они появились. Теперь нужно было найти свою фамилию в списке. Ну сперва идут те, у кого сто баллов, среди них оказался хоббит, тут нету. 94, тоже нету. 87 вот!

- у меня 87 баллов! – радостно объявил отцу Серёжа.

- Серьёзно?

- Да.

- Ну хвала богам! Вот какого умного сына папка вырастил. Папа – молодец. Позвони Д. В., обрадуй.

Несколько минут спустя:
- Алло, Д. В.?

- Да да.

- это Сергей.

- да я узнал.

- Я набрал 87 баллов.

- сколько семь?

- 87!

- 87?!

- Да.

- Ну я вас поздравляю, теперь столько же по математике, и, можно сказать, поступили!

- Я постараюсь.

- Успехов вам, вы способный ученик.

- Спасибо огромное, до свидания.

- До свидания.




Апелляция экзамена по математике

Не знаю почему, но экзамен по математике не задался у всех. То ли наш герой сбился с настроя, то ли излишняя уверенность, особенно, после физики. Судьба привела его на апелляцию, где трое молодых преподавателей выслушивали требования полка абитуриентов повысить им балл, но повысить оказалось непросто. Целый час Серёжа искал место, где мог бы получить больше, и уже трижды был отправлен обратно с отрицательным результатом. Что ж отрицательный результат – тоже результат. Надо собраться с мыслями и не переживать. «Строитель нор» и парень из Тамбова тоже были здесь. Правда, таким Хоббита Серёжа ещё не видел: он был подавлен, от его уверенности не осталось и следа. Удалось узреть его истинное лицо, лицо растерянного юноши на вид 13-ти лет. Теперь он, наверное, не поступит на любимый ФОПФ. Что ж, похоже, что жизнь решила ему преподать урок. То же самое можно было сказать и о втором. Труднее терпеть поражение, когда ты никогда не проигрывал – это беда всех школьных отличников, тяжело «подниматься в гору на мизере», но всё, конечно, зависит от ставок. Отогнав ненужные мысли, Серёжа нашёл спасательную нить и вытащил 61 балл, который является проходным, но не конкурентным в МФТИ.

Экзамен по русскому языку не был таким напряжённым, правда, первая часть, состоящая из теста, была ужасной. Наш герой последний раз сталкивался с правилами русского языка 4 года назад в 9-ом классе. Большая часть теории была навеки забыта. Хорошо, что было сочинение, а значит и шансы были.




Апелляция экзамена по русскому языку

Если на математике присутствовали многие, то тут присутствовали все. Русский, действительно, самый сложный экзамен в МФТИ. Через полчаса пребывания подошла Серёжина очередь.

- Здравствуйте. – устало произнёс Сергей.

- Здравствуйте, покажите ваш экзаменационный лист. – приветливо улыбнулся преподаватель.

- Вот держите.

- Спасибо. И так, Сергей, я проверяла вашу работу и хочу сказать, что мы повышаем баллы только в сочинении, а у вас за сочинение стоит максимум баллов. Оно, действительно, очень хорошее, а правила вы подзабыли… Что у вас там в сумме выходит? Да, с математикой у вас проблемы.

- Есть такое.

- Ну вы ещё подумайте. Может быть, вы выбрали не тот вуз. Судя по сочинению, я бы порекомендовала вам поступать в МГУ на журналистику. – преподаватель ещё раз одарил Серёжу улыбкой.

- Спасибо, я обязательно подумаю над этим.

- До свидания, и позовите следующего.

- До свидания.




После оглашения окончательных результатов стало ясно, что необходимо переоформляться на обучение за свой счёт, либо забирать документы. Предстоял тяжёлый разговор с обоими родителями. Серёжа, не сказал ни слова, сел в машину, и, не ожидая рассказа о произошедшем, отец завёл двигатель, и автомобиль понёсся по мокрому асфальту подальше от пережитых разочарований, неоправданных надежд и неудачных экзаменов и всего дурного, что происходило в этой жизни. Лучше вот так ехать и не останавливаться, в дороге всё по-другому: пока ты в пути, ты далеко от всего мирского, но дорога всегда заканчивается, и, как бы тебе не хотелось, пора возвращаться с небес на землю.

- Серёжа, скажи мне – ты точно хочешь заниматься этим? – спросил отец, требуя однозначного ответа.

В смятении Серёжа повторил этот несколько раз про себя, затем произнёс:

- Откуда я знаю? Я же этим никогда не занимался? О физике я, вообще, недавно узнал.

- Понимаешь, сынок, ты должен определиться со своей судьбой, ни я, ни мама не проживём за тебя жизнь. Если ты хочешь что-то сделать, так давно пора взять жизнь в свои руки, а не ждать, что кто-то придёт и поправит всё.

- Да, я хочу. – этот честный наивный ответ был озарением.

- Что?!

- Я хочу заниматься этим, я хочу попробовать здесь учиться. Мне нужно доказать им, что я не хуже их.

- Ну вот это уже ответ! Поступишь на платное обучение. Даст Бог, и папа прокормит семью. Что бы вы без меня делали…

- Спасибо огромное, пап. Ты самый лучший!

- То-то же. Только давай так, чтобы папа тобой гордился, договорились?

- Да!



Самое сложное собеседование

О собеседованиях на физтехе ходят легенды. Их сейчас в избытке в интернете, поэтому рассказывать о них не стоит. Каждый сам найдёт, но о собеседовании нашего героя рассказать стоит. Серёжа выбрал изначально ФАЛТ и остался верен своему выбору до конца. В коридоре перед аудиторией стояло много людей, был здесь и Хоббит, и парень из Тамбова. Первый был уверен в своём поступлении, а вот у второго были проблемы, он как раз беседовал с заместителем декана. Из их разговора выяснилось, что юноша поступает уже 4-ый раз в МФТИ, он успел закончить институт у себя дома, но каждый раз осекается у самого порога. Все преподаватели прибыли и началось собеседование. Первыми позвали «платников». Серёжа набрал воздуха в грудь, зашёл в пустую аудиторию и встал перед кафедрой.

- Здравствуйте.

- Здравствуйте, вы будете обучаться за свой счёт?

- Да.

- Поздравляем, вы приняты. Оформляйте документы.

Так и закончилось поступление на физтех…

P. S. Кстати Хоббит потом стал моим другом.

Первое впечатление о факультете

По традиции первый курс собрали вместе 31 августа, которое выпало на субботу. В этот день перед вчерашними школьниками предстали сотрудники учебных кафедр: общей физики, ТИПА, гуманитарных наук и другие. Не было только представителя кафедры высшей математики, так как в это же время шла последняя пересдача, последний шанс безответственных студентов остаться в гордом строю физтехов. Ещё одна причуда жизни: один и тот же миг для одних – многообещающее начало, а для других – трагический конец. Как радовались первокурсники своей первой встрече и всему новому! Но вы бы видели, как радовались те, кому удалось пересдать!

Первая лекция началась в 9 утра в понедельник. Почти весь курс был в сборе. Было душно. Было шумно. Было тесно и плохо видно с крайнего правого места в первом ряду. Смешно сейчас об этом вспоминать, но в тот день действительно было решено приходить пораньше, чтобы занять место в аудитории. Слава Богу, таких проблем не возникало уже через месяц, когда старшекурсники объяснили, что ходить на занятия вовсе не обязательно, и любой предмет можно «расшарить» за ночь перед сдачей, если ты физтех. Воздух свободы пьянил многих в прямом и переносном смысле. Великая ответственность – быть примером для младших товарищей, потому что нельзя давать советы, если ты сам им не следуешь. За первые 4 года я пропустил 48 пар, болея ветрянкой на 3-ем курсе. Без сомнения, не все пары были полезны. На некоторых создавалось впечатление, что преподаватель поставил себе задачу рассказать тему максимально неинтересно и скучно. Более того, возникало ощущение, что некоторые преподаватели соревнуются в этом друг с другом, и в качестве показателя выступает количество студентов на их парах. Я нередко оказывался среди двух последних из Могикан на лекциях и семинарах, а мой товарищ из другой группы как-то даже оказался один на один на семинаре по физике на 2-ом курсе. Тем не менее, если задача школы – воспитать, то задача вуза в моём представлении – научить работать и учиться. Посещение даже самых скучных пар входит в это. Оно тренирует способность не засыпать на конференциях и вылавливать самую суть из длинных докладов, терпению и труду. Но хватит о пагубном влиянии старшекурсников, вернёмся в сентябрь 2013 в большую математическую аудиторию на первый ряд в крайнее место у окна. Было тяжело удобно поставить тетрадь, одна нога наполовину не имела опоры, по аудитории уже расползался запах пота, но вдруг в аудиторию вошёл Виталий Петрович, и началась она – удивительная магия математического мира. Картина, которая возникала из мелких штрихов, линий греческих букв, кванторов, была обворожительной! Это были не разрозненные знания из школы, не навыки, основанные на запоминании формул и алгоритмов решения, нет, это была, не побоюсь этого слова, поэзия, написанная математическим языком! Всё было понятно, следующее следовало из предыдущего. Я не успевал записывать и осознавать всю прелесть этого действа: «И внял я неба содраганье,/ И горний ангелов полет,/ И гад морских подводный ход,/ И дольней лозы прозябанье». На какой-то миг можно было почувствовать себя учеником великого Леонардо, бережно и кропотливо переносящим на пергамент рисунок мастера. Я старался, как и многие другие, и в какой-то момент даже в моём неуклюжем почерке появились плавные очертания дзеты и кси. Однако не на всех лекциях получалось сразу понимать материал. И много было бессонных ночей над конспектами и домашним заданием, но та первая лекция была такой. С неё началось восхождение по бесконечной лестнице математики, на которой, поднявшись на очередную ступень, ты видишь всё больше новых, там, впереди. Они уходят за облака и пробивают небесную твердь. Спасибо Вам, Виталий Петрович!

В этот же день у первого курса была история, и, несмотря на то, что вуз технический, Александр Григорьевич Денисов никого не оставил равнодушным к своему предмету. Он рассказывал события, вживаясь в роли исторических личностей так, будто сам был очевидцем событий. Лучше всего у него получались Иван IV «Грозный» и Иосиф Сталин. В тот же момент на примере личного опыта Александр Григорьевич научил меня относиться критически к историческим данным и искать причины различного толкования истории.

Часть вторая. Об учёбе

«Вы молоды, неопытны и в своих увлечениях часто забываете,

что единственная и исключительная задача ваша,

пока вы находитесь в этих стенах,

это — учиться, учиться и учиться…»

И. Д. Делянов, министр народного просвещения

Российской Империи

Всё началось с читального зала. Нет не всё конечно, но многое. С него начались споры, учёба, дружба, преферанс и объяснительные на имя декана. Последние две вещи взаимосвязаны. Читальный зал – это удивительное место, это уже не аудитория, но и не общежитие. В читальном зале нельзя, или, по крайней мере, затруднительно употреблять алкоголь, соревноваться в изысканности обсценной лексики, устраивать гонки на тележках из супермаркета. В общем, для многих студентов это помещение существует лишь при травле тараканов в их комнате, что, на мой взгляд, к лучшему. Да, большинство посетителей используют читальный зал для отдыха в перерыве между парами, смотря видео или играя, но также почти всегда там можно найти кого-то, кто выполняет лабораторные работы по физике, решает домашнее задание, готовится к следующей лекции… Как свита играет короля, так наше ближнее окружение определяет наше поведение, наше стремление, наши интересы. Если Вы оказались на первом курсе и хотите найти себе товарищей, с которыми интересно прорываться сквозь тернии наук, идите в читальный зал! Мой опыт показывает, что коллективное изучение и подготовка к сдаче или экзамену эффективнее, чем сольная партия, если Вы не Никколо Паганини. Помимо того, что каждому определённый предмет даётся легче, и он может это объяснить другим, тем самым закрепить материал, верный товарищ может обратить внимание на важный нюанс, который ты сам упустил. Отражение перекрёстных вопросов коллег – лучшая подготовка к устному экзамену. При этом группа не должна состоять больше, чем из 5 человек. «Великолепная пятёрка» – излюбленный формат многих соревновательных игр, где все обладают одинаковым влиянием. Группа из 6 и более человек либо распадается на 2 более мелкие, в каждой из которых идёт своя жизнь, либо сплачивается около лидера, который определяет траекторию подготовки, часто пренебрегая интересами остальных. В такой ситуации в качестве лидера лучше всего выбирать самого несведущего в предмете члена команды, ожидая, что он затронет максимальное количество вопросов. В прочем все эти тонкости малоинтересны читателю. Вернёмся к учёбе. Попав на платную форму обучения, я решил, во что бы то ни стало перейти на бюджет. Для этого необходимо закрыть 2 семестра без троек. В моём представлении это означало учиться лучше, чем средний студент в моей группе, а лучше, ещё лучше. Вдруг моя группа слабее всех остальных? Обзаведясь учебными материалами и верными товарищами по оружию, памятуя слова Д. В. о том, что «народ ждёт от меня подвига», я с непоколебимой волей начал беспощадную войну с безграмотностью. Это были трудные четыре года. Как написал бы Лермонтов: «Тяжёлая досталась доля,/ Не многие вернулись с Поля./ Не будь на то Господня воля,/ Не кончили б мы ФАЛТ!». Да, именно 4, а не 6. В магистратуре ты, как правило, начинаешь работать, предметы становятся в основном прикладными, поэтому, если ты уже определил свою профессию, то многие из них становятся неинтересными. Нельзя, конечно, списывать со счетов мастерство конкретного преподавателя, который способен раздуть пламя из тлеющего неравнодушия магистрантов. Как мне кажется, умение зажечь искры в учениках, пробудить в них искреннее желание познать предмет – главная задача учителя. Почти каждому из нас нужна внешняя мотивация, чтобы сделать первый шаг – открыть дома учебник, начать решать задание. Дальше нужно лишь поддерживать очаг, вовремя подбрасывая в него дрова. Позволю себе отвлечься немного: моя бабушка была учительницей русского языка в молдавской школе. В национальных школах «Война и мир» проходят лишь в обозрении, но её ученики почти все читали роман Толстого целиком, и, даже спустя 40 лет, охотно вспоминают уроки литературы. Однажды я спросил бабушку, в чём секрет? Улыбнувшись, она сказала: «Всё просто. Я выходила перед аудиторией и со слезами на глазах зачитывала наизусть отрывок, посвящённый Наташе Ростовой. Я переживала все её эмоции, я рыдала». Тогда я задал вопрос: «А что ты делала, если у тебя было несколько параллельных классов подряд?» Бабушка невозмутимо ответила: «Значит, плакала на каждом уроке». Удивительно, насколько просто, но тяжело быть хорошим учителем. Тут дело не только в терпении. Представьте себе преподавателя, который в целом робкий человек в повседневной жизни. У него мог не сложиться день: ссора в семье, горит проект в ЦАГИ, всё может вылететь в трубу. И вот он со всем своим грузом входит в аудиторию, перевоплощается, переобувшись в воздухе. Меняется осанка, голос многократно усиливается. Всё исчезает на время пары. Есть лишь он и группа молодых людей, проснувшихся пораньше, чтобы узнать, как говорил Заратустра. Я не буду перечислять, но на ФАЛТе оказалось много преподавателей, которые зажгли во мне интерес к своим предметам. Спасибо Вам, я греюсь у костра!

И так НЛО окончено, вернёмся к учёбе. В какой-то момент между парами наступил перерыв, и я оказался в читальном зале. Туда же пришли и двое ребят из моей группы. Я, к сожалению, не помню конкретных слов, помню, что это была задача о пройденном пути по физике. С неё началось, не только общение, с неё началась самая настоящая дружба. И пусть сегодня мы редко видимся, общаемся реже, чем мне бы хотелось. Я навсегда останусь благодарен за тот первый год Антону Сергеевичу Фирсову и Ивану Сергеевичу Сенюшкину. Мы все были из разных мест, семей и школ, с разным уровнем подготовки, но мы любили учиться, любили читать, любили театр и хорошее кино, любили играть в преферанс, есть жареный картофель. Нет, признаться в любви к последнему я решительно отказываюсь. Просто был день, и была пища. И так было не только у нас. На втором курсе наши пути разошлись, и я снова пришёл в читальный зал, и снова был вознаграждён. В этот раз всё началось с преферанса — игры, которая почти исчезла на ФАЛТе. Моими компаньонами с тех пор и, надеюсь, до конца стали Антон Юрьевич Ноздрачёв и Алексей Алексеевич Фомичев. Мы просто играли, делились новостями, обсуждали предметы, спорили. Оказалось, что все мы умеем ответственно подходить к работе. А дальше начался коллективный труд, целью которого была успешная сдача сессии. На третьем курсе к нам присоединились Матвей Александрович Демьянов и Антон Дмитриевич Епихин. И вот наша пятёрка, сплотившись в кулак, преодолела все экзамены с успехом достаточным, чтобы каждый получил в конце красный диплом магистра. Теперь цель — всем вместе поступить в аспирантуру и защититься. А, чтобы этого достичь и не сломаться по дороге, мы подставим друг другу плечо и устремимся к свету! Есть мнение, что люди заводят друзей, чтобы восполнить те качества, которыми сами не обладают, чтобы достигнуть полноты или гармонии. Исходя из этого два человека, обладающих схожими характерами, не уживаются друг с другом. Трудно любить кого-то похожего на тебя самого. На мой взгляд, эта теория крайне утилитарная. Хочется верить, что за взаимной манипуляцией и извлечением выгоды стоит что-то доброе светлое, что будет согревать тебя до седин, что заключается в слове дружба. Всем несогласным скептикам, готовым с пеной у рта доказывать справедливость рыночного подхода, отвечу словами выпускника МФТИ, Михаила Фадеева: «Верблюды срут, а караван идёт». И всё же в тот первый год, мы были окрылены. Было понятно, что придётся туго, но казалось, что в будущем мы все станем учёными: будем строить самолёты, открывать новые явления, вводить и доказывать теоремы, преподавать другим. Это всё сейчас выглядит жутко наивно и слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но тогда я верил, что именно так и будет. Как написал бы Толстой: «Жить можно бы беспечно/ На этаком ФАЛТе;/ Но ах! ничто не вечно —/ Мечта сия умре!»

Пришло время обсудить проблему чётности. Так уж устроено, что попавшему в эту систему студенту необходимо делать выбор, который ведёт его во взрослую жизнь, каждые 2 года. Первым и, возможно, определяющим все последующие является выбор кафедры и научного руководителя. Стоит серьёзно подумать о том, чем бы хотелось заниматься в дальнейшем. Увы, этот выбор, как и многие другие, представляется в виде холодильника с мороженым: есть красное, белое, синее, зелёное… Его бы попробовать, вкусить каждого, хотя бы по ложечке, а потом обязательно можно будет выбрать самое вкусное, но нет! Надо сначала выбрать, а потом есть два года, даже, если тебе совершенно не нравится. Можно конечно попробовать одно, а через год другое, а в магистратуре третье, но к выпуску надо съесть столько, чтобы хватило на диплом. Тут уже можно и не рассчитать силы, поэтому лучше сразу выбрать одно, смотря через стекло витрины и представляя себе вкус. Мой выбор был проще, но не, потому что я выбирал последним, а потому что только 2 кафедры на тот момент позволяли не иметь допуска к секретным данным. И выбор был верным! Тут можно утверждать однозначно, так как второй кафедры больше нет, а я есть. И всё же мне не хочется советовать идти всем на конкретную кафедру. Главное — попасть в хороший рабочий коллектив, а такие есть на каждой из них. При этом везде своя специфика. Как было написано на входе в заведение: «jedem das Seine». На мой взгляд, очень многое определяется научным руководителем: попадётся хороший — обретёшь цель, попадётся плохой — в твоём лексиконе появятся такие слова как «менеджмент», «консалтинг», «оптимизация» и «инновации». Вы спросите — как выбрать руководителя? Тут лучше всего поговорить с его учениками, которых при желании всегда можно найти. Опросите старшекурсников, секретарей кафедр. Здесь нужно проявить ещё одно качество взрослого человека — инициативу. «Ищущий да обрящет». Иногда инициативу проявляет сам научный руководитель, что и произошло со мной. Сергей Владимирович Михайлов обратился ко мне ещё на втором курсе, и я почти мгновенно согласился, поскольку его занятия на первом и втором курсах всегда вызывали восторг! Суть не в предмете, а в том, как нам это преподносили. Здесь можно было бы написать оду педагогическому мастерству, но меня обвинят в предвзятости. Скажу лишь, что сейчас, окончив 6-ой курс, как-то становится грустно, что Сергей Владимирович больше не мой научный руководитель. Стоит отметить, что по два года со мной работали Андрей Александрович Савельев и Алексей Игоревич Трошин. В обоих случаях работать было тяжело и интересно. Самое ценное в этой работе для меня, что на все мои вопросы были даны ответы. Надеюсь, что удастся в будущем хоть частично оправдать, потраченное на меня время. Спасибо вам за всё! Непосредственно о самой научной работе скажу следующее: важно, чтобы был постоянный контроль со стороны руководителя, регулярные еженедельные встречи, где студент может перенять драгоценный опыт. Со стороны студента необходимо относиться к этим встречам как к ещё одному предмету, по которому следует выполнять домашнее задание. И здесь стоит выкладываться насколько это возможно, ибо все труды вернутся с торицей в виде профессии. И к Вашему имени добавится строчка: «специалист по…» Важно, хоть в чём-то в этом мире быть специалистом.

Часть третья. Свой взгляд

«Образование помогает терпеть унижение.

Образование помогает переносить пытки.

Образование вызывает уважение в тюрьме.

Образование — значит жить дольше. Я не знаю,

Миша, как это получается, но образованный

человек живет намного дольше и лучше

Я не сказал бы, богаче. (Кстати, богаче пишется без «т»,

а в слове «лучше» — после «у» идет «ч»).

Лучше — то есть с удовольствием…

Кстати, образованный счастлив в старости!»

М. Жванецкий, «Письмо отца сыну»



Я надеюсь, что к этому моменту понятно: образование — это не набор знаний и навыков, точнее не только это. Формула образованного человека примерно такова: человек плюс воспитание, плюс культура, плюс профессия и минус зависть. Наверное, правильно будет сказать так: институт не даёт образование, он предоставляет возможность его получить, но для этого нужно усердно работать над собой. Отвечаю на вопрос открытым текстом — как мне кажется, я получил хорошее образование и крайне признателен всем, кто в этом поучаствовал. О планах на будущее пока писать рано, вначале они должны реализоваться, потом можно будет написать, что именно так и было задумано. На данный момент я готовлюсь к поступлению в аспирантуру: в основном изучаю статьи и книги, которые рекомендовали старшие коллеги, стараюсь посвящать больше времени саморазвитию. Напоследок хочется подвести черту: не зря ли прошли для меня последние шесть лет? Что приобрёл, а что потерял? Можно ли было сделать лучше? Ответ: я встретил здесь честность, открытость, интерес, амбиции, эмпатию, победы и поражения, я приобрёл друзей, профессию. Я расстался со многими иллюзиями и мечтами. Я научился быть самостоятельным и быть частью коллектива. «Я инженер на сотню рублей, / И больше я не получу. / Мне двадцать пять, и я до сих пор / Не знаю, чего хочу. / И мне кажется, нет никаких оснований / Гордиться своей судьбой, / Но если б я мог выбирать себя, / Я снова бы стал собой.»

Комментарии (0)
Комментариев пока нет
Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!
 
FALT Family
Участник
и ещё 0 участников
Ценности
Период создания:
24.03.2021
Затраченное время:
0 часов
Оценка:
Не поставлена
Вес материалов:
0.62 mb
На карте:
Координаты не указаны
+ 0

0
0
36
0

0

Войти
Зарегиc
трироваться
Восстано
вить
пароль
Наверх